Эволюция представлений о морфологическом субстрате биологически активных точек и энэргетических мередианов в системе Китайской классической чжень-цзю терапии

© 1998 г. Д. В. Сергеев


Начиная с III века до н.э. учение о точках и меридианах в системе китайской классической медицины развивалось в направлении определения и уточнения их топографии. Исследования системы цзин-ло-шу во второй половине XX века направлены на определние ее специфического морфологического субстрата. Разные авторы приходят к выводу, что она является аналогом структуры и функций различных отделов нервной системы и особенно вегетативной ее части, что создает предпосылки для обоснования ее связи с внутренними органами, но не дает окончательного разрешения вопроса о существовании специфической автономной системы энергетических меридианов.

Топограф был, наверное, в азарте..
И.Бродский.

Но как согласоватьВсе эти разногласья?
Шекспир.
"Сон в летнюю ночь"



В настоящее время интерес к альтернативным медицинским системам и оздоровительным практикам чрезвычайно высок. Особое место в их ряду занимает феномен традиционной китайской медицины, многие методики и теоретические постулаты которой уже широко применяются в мировой клинической практике. Время возникновения метода чжень-цзю (иглоукалывания и прижигания) точно не установлено, хотя археологические данные свидетельствуют, что этот вид лечения применялся на территории современного Китая ещё в каменном веке [Гаваа Лувсан, 1986]. Трактат Жёлтого Императора о внутреннем [Хуан-Ди ней-цзин, предположительно III в. до н.э.], самая ранняя из дошедших до нас чисто медицинских книг, является каноном китайской медицины и помимо основных теоретических положений чжень-цзю содержит первые систематизированные сведения о сущности биологически активных точек и объединяющих их меридианов. Полулегендарный император Хуан-Ди говорит: "Я слышал, что во времена высокой древности совершенномудрые имели теорию, объясняющую устройство человеческого тела. Они выделяли органы чжан (плотные) и фу (полые), различали каналы цзин (меридианов) и ло (ответвлений), понимали места соединения цзин, знали последовательность циркуляции ци (дыхания) по меридианам, знали в каких точках проходит ци и в какой последовательности, и для каждого места имелось своё обозначение. (...) Для каждого меридиана определялось начало. Были известны прямая и обратная последовательность движения ци для каждого участка, и во всех случаях знали чёткие закономерности развития событий, знали их соответствие субстанциям инь и ян, так как существовали законы соответствия внутреннего и внешнего, и для любого явления существовал бяо (поверхностный) и ли (глубинный) уровни рассмотрения". Разумеется, суждения автора или авторов древнего трактата глубоко метафизичны и соответствуют онтологическим и культурным воззрениям своего времени. Так Небесный Наставник Ци Бо, отвечая на вопрос Желтого Императора о природе духа (шэнь), поясняет: "В состоянии ясного сосредоточения можно прозреть его сущность, однако словами её передать нельзя". Кровь (сюэ) и энергетическая субстанция (ци) человека и составляют его дух (шэнь). "На земле существуют водные каналы, а в человеческом организме существуют меридианы", по которым непрестанно циркулируют сюэ и ци. "Если правильно определить местоположение, тогда соответственно можно применять иглы или камни для воздействия на точки" при лечении заболеваний. С помощью иглоукалывания можно выпустить из меридиана (цзин) избыточные кровь (сюэ) и дыхание (ци), в результате чего исчезает причина болезни.

Таким образом, несмотря на чёткую субстанциональную дифференцировку понятий сюэ и ци (кровь является одновременно и порождением и вместилищем ци), чёткой морфологической границы между кровеносными сосудами и энергетическими меридианами древнейшие авторы не проводили, впрочем априорно считая их отнюдь не тождественными (кровь наполняет все меридианы и кровеносные сосуды, но дыхание ци, циркулируя в разной концентрации по всем меридианам, не наполняет в чистом виде ни один из кровеносных сосудов). Наличие в организме человека системы каналов цзин-ло (меридианов и ответвлений), представляющих собой "потоки", наряду с существованием сердца и крови считалось проявлением стихии огня, однако с оговоркой, что жар и порождаемая им горечь разрушают ци так же, как порождаемая жаром радость разрушает сердце. Подобная классификация по пяти стихиям (огонь, земля, металл, вода, дерево), символизирующим пять энергетических состояний материи, приложима к определению взаимодействия сил в любой вероятно возможной ситуации, системе, структуре и является неотъемлемой частью общей концепции систематизации в ситуативной аналитике традиционной китайской онтологии, поляризованной понятиями инь и ян. Основной принцип терапевтического воздействия на биологически активные точки и меридианы как раз и состоит в восстановлении динамически гармоничного равновесия между этими субстанциями. Каналы известных в древности двенадцати меридианов (цзин) и соответствующих пятнадцати ответвлений (ло), по которым движется ци внутренних органов на поверхности тела, в зависимости от их топографии и полярности так же подразделяются на иньские и янские. Циркуляция ци по системе цзин-ло постоянно регулируется специальными шу (точками), и таким образом поддерживается равновесие между субстанциями инь и ян. В разделе "Су-вень" трактата "Хуан-Ди ней-цзин" говорится: "Инь связывается с ян, и их соединение происходит в особых точках. Субстанция ян вливается внутрь субстанции инь, а субстанция инь заполняет внешние пространства. Инь и ян таким образом распределяются ровно, заполняют телесную форму (...). Такое состояние называется ровным (здоровьем)". Так сформировалось представление о биологически активной точке как о специфической области, как бы отверстии тела, через которое органы чжан-фу обмениваются энергией с окружающим организм пространством.

Трактат "Хуан-Ди ней-цзин" оказал основополагающее влияние на последующее развитие китайской медицины, поскольку послужил источником всех дальнейших исследований, и подавляющее большинство классических текстов представляют собой компиляции постулатов "Ней-цзин" с авторскими комментариями [Y.Manaka,1972]. Так более половины глав второго по значимости в системе канонических сочинений китайской медицины трактата "Трудные вопросы" [Нань-цзин, предположительно II в. до н. э.] посвящены объяснению и развитию концепций "Ней-цзин". В этих канонах структурно-морфологические характеристики биологически активных точек чрезвычайно поэтичны, но их образные описания, вероятно исчерпывающие для восточного сознания, современными западными исследователями никак не могут быть признаны таковыми. Например, на каждом из двенадцати основных меридианов выделяются по пять точек, расположенных ниже локтей и коленей, объединённых собирательным термином у-шу (пять точек шу). Их морфофункциональные характеристики сводятся к утверждению, что "там, где в теле возникает ци, образуется точка колодец-цзин; там, где ци сочится, возникает точка ручей-жун; там, где ци течёт, образуется точка речушка-шу; там, где ци движется подобно потоку, образуется точка река-цзин; а там, где ци входит внутрь организма, двигаясь к органам чжан-фу, образуется точка море-хэ". Все точки (шу) подразделяются по первоэлементам, и трактат "Нань-цзин", не опровергая этого ортодоксального утверждения, однако, выдвигает своё оригинальное суждение, что точки-колодцы органов и чжан и фу соответствуют первоэлементу Дерево. Это важное теоретическое положение ещё раз подчёркивает первостепенное значение плотных органов чжан в физиологии организма. Та же идея подкрепляется разделением области шу по глубине на три зоны: верхняя (кожа и подкожная клетчатка) соответствует сердцу и лёгким, средняя (мышцы) соответствует селезёнке, нижняя (связки и кости) соответствует печени и почкам. В каждом конкретном случае в зависимости от сезона и фазы луны при чжень следует вводить иглу на строго определённую глубину. Эти предписания позволяют сделать вывод о том, что древние медики не предполагали у биологически активных точек собственной уникальной структуры, а считали их образованиями, состоящими на разных уровнях из морфологически гетерогенных элементов, в известных ситуациях объединяющихся в качественно новое целое - точку шу, способную проявлять уникальные свойства, - такие как отличные от окружающих тканей плотность и болезненность при пальпации и возникновение специфических, позднее названных "предусмотренными", ощущений (тхи) при укалывании и прессуре.

В дальнейшем учение о точках и меридианах развивалось в направлении уточнения их топографии. Так в трактате Ван Вэй-и "Тун-жень-шу-сюэ-чжень-цзю-ту-цзин" [1026] были обобщены и упорядочены классические представления о их локализации, в 1027 г. были отлиты бронзовые фигуры человека с углублениями в местах, подлежащих воздействию иглы для изучения чжень-цзю. По-прежнему биологически активные точки представлялись как отверстия для взаимообмена внутренней и внешней энергии ци. В 1303 г. монгольский врач Ху-Тай-Бэ-ли в трактате "Тен-лан-шу-шен" в дополнение к уже известным двенадцати основным меридианам описал ещё два - переднесрединный и заднесрединный. Большое значение имел труд "И-минь-чай-цо" Ван-Чинь-жэня (1768-1831), занимавшегося изучением анатомии внутренних органов человека и приведшего сведения о топографии точек к той системе, которой пользуются и современные рефлексотерапевты.

Первым упоминанием чжень-цзю в России стала публикация проректора Медико-хирургической академии П.Чаруковского в "Военно-медицинском журнале" [1828 г., №1], более подробное описание метода дал А. Татаринов [1845], охарактеризовав биологически активные точки как специфические анатомические структуры, определяемые китайскими врачами пальпаторно.

Современные последователи чжень-цзю выделяют в человеческом организме 14 постоянных основных меридианов, 12 ответвлений от них, 15 коллатералей, 8 чудесных меридианов, 12 мышечно-сухожильных меридианов [Гаваа Лувсан, 1990], 12 специфических кожных зон [А. М. Овечкин, 1991]. В настоящее время описано на постоянных меридианах 361 корпоральная точка [Гаваа Лувсан, 1990] (Э. Д. Тыкочинская [1979] приводит 695 классических точек, имеющих 372 наименования, полагая меридианными 360 точек, остальные 4 несимметричные, 7 симметричных и 10 точек на кончиках пальцев (ши-сюань) находятся вне каналов; из общего числа 695 точек 316 парные, прочие непарные расположены по средней линии тела), 171 собственно внемеридианная точка, 110 новых и 18 "ручных" точек-дянь [Гаваа Лувсан, 1990], 110 стандартных аурикулярных точек [J. strongischko, 1976], кроме того, определено ещё 60 новых аурикулярных точек, 18 из которых находятся на передней поверхности ушной раковины [Д. М. Табеева, 1980], а остальные - на задней [Гаваа Лувсан, 1990]. В практике иглоукалывания используются так же местные болевые точки (а-ши), не имеющие фиксированной локализации [А. М. Овечкин, 1991] или совпадающие с очагами нейромиоостеофиброза. Существуют так же принципы классификации точек согласно их распределению по анатомическим областям и условно принятым линиям тела [Чжу Лянь, 1959], согласно их названиям (различают названия животных, структурирующие, анатомические, лечебные, географические названия) [А. М. Овечкин, 1991]. Характерно, что некоторые точки могут иметь несколько названий в зависимости от ситуации, в которой они используются или одно название может служить для обозначения группы точек.

Исследования системы цзин-ло-шу во второй половине ХХ века пошли по пути определения её специфического морфологического субстрата и современного физиологического обоснования механизмов реализации эффектов чжень-цзю терапии. Сам термин "меридиан" для обозначения каналов цзин-ло предложил Morant [1955], он же предложил эквивалент "энергия" китайскому понятию "ци" [1965]. А. К. Подшибякин [1952, 1960] ввёл термин "биологически активная точка", синонимичный китайскому "шу-сюе".

Современные представления о морфологии энергетических меридианов (ЭМ) и биологически активных точек (БАТ) чрезвычайно противоречивы. Наиболее критическую позицию в отношении данных об их существовании занял E.Stiefvater [1956], рассматривавший меридиан как символический носитель умозрительной идеи китайской натурфилософии. Оппонируя ему, W. Lang [1957] замечает, что данные о наличии на теле человека ЭМ и БАТ, установленные эмпирически, нельзя рассматривать лишь как умозрительные. Поддерживая точку зрения Nguyen Van Quan [1930], утверждавшего, что меридианы представляют собой "вполне реальные, а не воображаемые линии, хотя они и не вполне соответствуют таким анатомическим образованиям, как нервы, сосуды и т.д.", W. Lang выдвинул предположение, что меридианы являются интерспинальными "соединительными путями в форме цепочек нейронов", то есть их "коренные клетки" лежат в спинном мозге, куда импульсы о раздражении с периферии поступают по афферентным путям периферических нейронов и восходят по преимущественно симпатическим путям в верхние этажи ЦНС.

Rokura Fujita [1958] высказал предположение о совпадении наружной траектории меридианов с реальными линиями контрактации мышц. Свои выводы он основывает на наблюдениях, свидетельствующих, что болезненные точки, возникающие при заболеваниях внутренних органов, располагаются, как правило, по ходу меридианов, а в подкожной клетчатке часто возникают очаги уплотнения. Другие японские авторы - S.Yanagata [1956], strong. Shirota [1974] утверждают, что БАТ и ЭМ являются рефлекторными зонами кожи с заложенными в них рецепторными аппаратами, аналогичными реактивным зонам Захарьина-Геда, Мак-Бурнея, Мак-Кензи и Видаля и проч. На это же сходство указывает А. Р. Киричинский [1959]. J. Hu [1975] в работе "Неврологические основы меридианов и точек" пишет: "Простое сравнение между распределением дерматомов и меридианов показывает, что ход меридианов соответствует ходу дерматомов". Более того, R. Fuye [1956] объяснял механизмы акупунктуры с позиций становления кожно-висцеральных связей в процессе эмбриогенеза, отмечая, что нервная система и кожа имеют эктодермальное происхождение, внутренние органы - мезо- и эндодермальное, а связь внутренних органов с нервной системой и через неё с кожей обеспечивается в процессе органогенеза врастанием нервной системы во внутренние органы. Исходный принцип иннервации имеет метамерный характер, но по мере роста и развития тела изменяется его конфигурация, нервные пути при этом не прерываются, но смещаются топографически, "зашифровывая" эти связи. Таким образом из "точек соприкосновения" по мере роста и развития плода вытягиваются линии взаимосвязи, обеспечивающие внутри- и межорганные взаимоотношения.

И. И. Русецкий [1959] даже рассматривал непарные передне- и заднесрединный меридианы как своего рода "периферическое мозолистое тело", координирующее нервную импульсацию в обеих половинах тела.

Многие восточные и европейские авторы считают, что ЭМ являются в известной степени аналогами периферических нервных стволов и сосудов. Так по мнению уже упоминавшегося S. de Morant [1955] одни меридианы соответствуют ходу нервов, другие - сосудов, что согласуется с гипотезой F. Hustrongotter [1929], рассматривавшего каналы системы ян как нервные стволы, а системы инь - как сосудисто-нервные сплетения. T.Ischikawa [1962] так же расценивает ЭМ как реальные анатомические формации, отмечая "удивительную близость хода меридианов топографии нервных стволов и сосудисто-нервных образований". В. Г. Вогралик [1961], обобщая аналогичные данные, резюмирует: "меридиан - это нервные проводники, идущие в покровах тела, оплетающие лимфатические и кровеносные сосуды, мышцы, переходящие затем в нервные сплетения, спинной и головной мозг, а затем в нервы, идущие к органам".

G. Kellner [1966] исследовал структуру кожи и подлежащих тканей в области 24 наиболее часто используемых БАТ, в местах прохождения ЭМ и в нейтральных зонах, изготовляя с каждого исследуемого участка 250-300 препаратов в виде послойных срезов. Им обнаружено, что в области точек и меридианов имеются определённые гистологические отличия от контрольных участков, заключающиеся в скоплении гетерогенных рецепторов (телец Мейсснера, колбочек Краузе, гломусов) и гладкомышечных волокон. J. strongоssy [1975], подробно исследовавший морфологию многих БАТ, приводит данные, по которым в 42% случаев в области точки был обнаружен подкожный нерв, в 40% - подкожная вена с периваскулярными нервными сплетениями, в 18% - подкожная артерия так же с периваскулярными сплетениями. Исследования лаборатории Ф. Г. Портнова [1980] показывают, что эти элементы - подкожные нервы, артерии, вены - присутствуют в области БАТ примерно в 80% случаев. Особый интерес в этой связи представляет бифуркационная теория В. А. Ионичевского [1984], показавшего в результате детального топографического анализа связь локализации подавляющего большинства БАТ с местами разветвления кровеносных сосудов и нервов, то есть с теми их участками, где движение крови (а возможно и энергии) по мнению исследователя из ламинарного становится турбулентным. Известно, что данный процесс характеризуется определёнными энергопотерями, возможно и определяющими функциональные особенности этих участков. Смысл чжень-цзю терапии в свете бифуркационной теории заключается в снятии "застоя" и "блокады" в циркуляции энергии по организму.

А.Н. Шабанов с соавт. [1998], исследуя иннервацию аурикулярных точек, установили, что нервные волокна, дающие положительную реакцию на ацетилхолин, проходят в дерме в составе компактных и некомпактных нервных стволиков и пучков, количество которых, приходящееся на один срез, в БАТ значительно больше (приблизительно в 1,5 - 3 раза), чем в дерме контрольных участков кожи. По структурной организации нервных элементов и типу их локализации активные точки неотличимы от соседних участков, однако особенностью БАТ авторы предлагают считать постоянное присутствие свободных нервных окончаний в эпидермисе.

P. Rastrongischong et al. [1975] показали, что в области БАТ слой эпидермиса более тонок, а коллагеновые волокна дермы отличимы от расположенных в соседних областях; ими же обнаружены спиралевидные сосудистые сплетения, окружённые безмиелиновыми нервными волокнами холинэргического типа.

H. Goux [1955] высказал мнение об аналогичности функционирования системы инь-ян меридианов и вегетативной нервной системы с её адренэргическими и холинэргическими механизмами. W.Lang [1957] так же относит ян-меридианы к афферентным, а инь-меридианы - к эфферентным путям симпатической нервной системы. F.Mann [1973] приходит к выводу, что, если допустить, что поток "жизненной энергии меридиана является волной электрической деполяризации, идущей по волокнам ВНС, то меридиан можно рассматривать как волокно вегетативной нервной системы". К тому же В. Г. Адаменко [1969] обнаружил изменение диаметра активных точек в зависимости от состояния человека - во время сна и после выраженной креативной нагрузки диаметр БАТ может быть менее 1 мм, по пробуждении он зачастую возрастает до 10 мм, а в состоянии эмоционального напряжения и при острых заболеваниях площадь отдельных точек настолько увеличивается, что они могут сливаться, образуя целые участки с повышенной проводимостью.

Данные J. E. H. Nistrongоyet [1963], впервые определившего площадь БАТ равной примерно 1 мм2, о её электрических свойствах положили начало новому направлению в изучении проблемы, а исследования, проведённые совместно с A. Mery [1958] позволили прийти к выводу, что энергетические меридианы объективно существуют и проходят преимущественно в подкожной клетчатке, подтверждением чего является наличие специфических электрических характеристик кожного покрова в местах, соответствующих ходу ЭМ, в виде снижения электрического сопротивления. Было обнаружено, что данный феномен сохраняется даже на трупе - до тех пор, пока не нарушится целостность кожного покрова. Описанные особенности оказались даже более выраженными после смерти: разница в электрическом сопротивлении между БАТ и окружающей кожей мёртвого человека больше, чем у живого. Установлена так же сохранность точек и меридианов не только на целом трупе, но и после его расчленения. Эти факты нашли подтверждение в работах ряда авторов разных стран [В. Г. Вогралик, Г. М. Покалев, 1961; T. Ischikava, 1962; J. F. Dumitrescu, 1967; J. strongorsarello, 1969; G. Cantoni, 1970; W. Melhardt, 1975 и др.]. G. Grall [1968] выяснил, что после пересадки кожного лоскута топография биологически активных точек и меридианов остаётся неизменной на рассматриваемых участках. Пересаженный лоскут теряет свои первоначальные свойства непосредственно после отделения его от региона-донора и со временем приобретает новые электрические характеристики, характерные уже для региона-реципиента, из чего автор делает вывод, что "кожа является только поддержкой и отражением циркуляции более глубокой энергии, токи которой неизменны". Кроме того, по данным А. К. Подшибякина [1952, 1960] в области БАТ усилены процессы поглощения кислорода и выделения углекислоты, повышена кожная температура.

Г. Д. Новинский [1959], проводя исследования под руководством Д. А. Жданова по методике В. П. Воробьёва, показал, что область БАТ характеризуется наличием более рыхлой соединительной ткани, что, по мнению исследователя, сказывается на физиологических особенностях и позволяет с помощью физических приборов определять их локализацию. Н.В. Михайлов [1985], рассматривая организм как систему, в которой постоянно идёт обмен различными видами энергии, справедливо отмечает, что этот обмен носит упорядоченный характер не только в пределах нервной системы, но и в других тканях, особо выделяя в этом отношении соединительную ткань, поскольку она, будучи повсеместно распространена в организме в виде протяжённых на большие расстояния волокнистых и сетчатых структур и, будучи построена из белков, имеющих полупроводниковые свойства, способна "как по каналам" проводить энергетические потоки. Согласно гипотезе Н. В. Михайлова появление нервной системы у эволюционировавших организмов не привело к утрате древних функций соединительнотканных структур как энергетических проводников, и структуры эти, сочетаясь с нервными образованиями, формируют в организме млекопитающих совершенно особый тип рефлекторных связей.

Сенсационное сообщение сделал в 1964 г. корейский биолог Ким Бон Хан, обнаруживший, как он полагал, неизвестную до сего времени анатомо-гистологическую "систему кенрак", отличную от нервной, кровеносной и лимфатической. По его мнению эта система состоит из "телец Бон Хана", находящихся в области биологически активных точек, и связанных трубочками, в которых циркулирует тягучая жидкость, содержащая до 2000 мг% ДНК и 330 мг% РНК. Поверхностные бонхановы тельца состоят из наружного слоя, образованного гладкомышечными волокнами, и внутренней субстанции, представляющей собой особые хромаффинные клетки и сеть многочисленных кровеносных сосудов; глубокие бонхановы тельца не имеют наружного мышечного слоя, а состоят из полиморфных клеток и базофильных веществ. Каждая бонханова трубка, соединяющая бонхановы тела, образована пучками бонхановых трубочек, имеющих особую поперечнополосатую структуру, а их стенки состоят из очень тонких эндотелиальных клеток. Бонхановы тельца и трубки по заверениям автора обладают способностью к проведению электрических импульсов. Однако указанное сообщение до сих пор не подтверждено другими исследователями ни в самой Корее, ни в других странах, и, судя по литературным данным, морфологическое исследование бонхановой "системы кенрак" в настоящее время не проводится. Разве что японский автор Fujita [по сообщению В. Г .Вогралик, М. В. Вогралик, 1978] в каком-то плане примыкает к точке зрения корейских исследователей, утверждая, что "энергия тела", распространяющаяся по меридианам, циркулирует по системе каналов, предназначенных для движения жидкостей в тканях (по межтканевым щелям, лимфатическим путям). Он хоть и не настаивает на наличии особой системы тонкостенных каналов, соответствующих меридианам, тем не менее связывает их с системой межтканевых щелей и протоков для межклеточной жидкости. Выявленную не так давно способность меридианов обеспечивать перемещение радиоактивных меток в соответствии с собственной траекторией, возможно следует считать фактом в пользу этой гипотезы [Vernejoul, Darras et al., 1984]. К тому же ещё G.Kellner [1966], проанализировав более 10000 послойных препаратов кожи, обнаружил, что в пограничной зоне между stratum papillare и stratum textikulare находятся особые щели и выдвинул предположение о существовании "автономной внутрикожной системы, пассивно способной к наполнению", ответственной за передачу энергии по кожному покрову. По данным F. Z. Warren [1981] многие из БАТ, особенно в области спины, аналогичны по своему действию триггерным точкам, часто совпадающим с очагами нейромиоостеофиброза, стимуляция которых приводит к появлению определённых реакций со стороны внутренних органов; он назвал такие точки "дермальными". Н. И. Вержбицкая с соавт. [1980] так же исследовали кожу в области БАТ и их ареала. По их мнению активные точки представляют собой сложный комплекс взаимосвязанных структур, двух взаимозависимых частей - "канала" и "локуса". Общий "канал" состоит из эпителия и волокнистой соединительной ткани и по сравнению с окружающими тканями в нём мало клеточных элементов, нервов и сосудов, он связан с островками более рыхлой соединительной ткани, расположенной под подкожными мышцами или среди них; "локусы" же парные, напоминают полиморфные колбы и характеризуются более высоким содержанием фибробластов, гистиоцитов, жировых и особенно тучных клеток. Специфических для биолгически активных точек структур или рецепторных приборов не было обнаружено - гистаминэргические нервные пучки разного диаметра проходят здесь "транзитом" из мышц в дерму, а в области БАТ нервные терминали вступают в контакт с сосудами микроциркуляторного русла. В "локусах" нервно-сосудистые комплексы окутаны тонковолокнистой соединительной тканью, в которой наиболее многочисленны тучные клетки, скапливающиеся по ходу нервов, сосудов и непосредственно в сосудистой стенке, вступая в прямой контакт с кровью. Гаваа Лувсан, приводящий эти данные в фундаментальной монографии "Традиционные и современные аспекты восточной рефлексотерапии" [1990], высказывает предположение, что биологически активные вещества тучных клеток являются связующим звеном между элементами ткани в области точки и гистаминчувствительными структурами нерва, иннервирующего данную зону и определяет БАТ как "небольшой ограниченный участок кожи и подкожной клетчатки, в котором имеется комплекс взаимосвязанных структур - сосудов микроциркуляторного русла, нервов, клеток соединительной ткани, благодаря чему создаётся депо биологически активных веществ, оказывающих соответствующее влияние на нервные терминали и образование связей между точкой и внутренними органами". Тот же автор различает пять видов активных точек в зависимости от их анатомического расположения и типа рецепторов:

  1. точки в области мышц (рецепторы - мышечные клетки);
  2. точки в области перехода мышц в сухожилия (рецепторы - сухожильные органы);
  3. точки около сухожилий (рецепторы - пластинчатые тельца);
  4. точки около суставной сумки (тип рецептора не выявлен);
  5. точки в области волосистой части головы и в других местах (рецепторы - свободные нервные окончания).

По определению A. Lestrongarstrongier [1975] "меридианы - это линии электромагнитных волн, тип нематериальных каналов, не определяемых анатомически, но легко обнаруживаемых с помощью электронной аппаратуры". F. Kracmer [1962] так же приходит к выводу, что меридианам соответствует специфическая "биоэлектрическая структура", характеризующаяся тем, что её поляризационное сопротивление ниже, а поляризационая ёмкость выше, чем на соседних участках кожи. Исходя из того, что между поляризационной ёмкостью и парасимпатической системой имеется определённая корреляция, F. Kracmer [1963] полагает, что меридиан можно рассматривать как "функциональный путь вегетативной нервной системы", однако в связи с тем, что гистологически в ЭМ не обнаружено каких-либо необычных клеточных структур, с позиций биофизики характерные для них электрические свойства предстают проявлениями специфических межмолекулярных связей, а передача энергии осуществляется на основе формирования молекулярной цепочки.

Таким образом, в литературе, отражающей современное состояние вопроса о морфологическом субстрате биологически активных точек и энергетических меридианов, различные авторы рассматривают их в основном в нейрофизиологическом и биоэлектрическом аспектах и на основе этого приходят к выводу, что они являются по существу аналогами структуры и функций различных отделов нервной системы и особенно вегетативной её части. Всё это создаёт предпосылки для обоснования их рефлекторных связей с внутренними органами и системами организма, но не даёт окончательного разрешения вопроса о существовании специфической автономной системы энергетических меридианов.

В заключение следует заметить, что китайское учение о функционировании человеческого организма, как мы имели удовольствие убедиться, позволяет современному исследователю по-новому взглянуть на проблемы здоровья, на возможности профилактики и лечения заболеваний. Древнекитайская онтологическая система повидимому вполне адекватно отражает взаимоотношения человека и среды, хотя эти взаимоотношения и описываются посредством концептуальных конструкций, весьма далёких от западных аналогов. Именно таким подходом характеризуется определение материальности субстрата понятий цзин-ло и шу-сюе в классических трактатах, отражающих отличные от привычных нам взаимоотношения индивида со своим организмом, которые определили, разумеется, и иные типы описания самого организма. Следует учитывать, что во времена создания древних канонов каждый образованный читатель обладал суммой необходимых знаний, объединённых общей стройной теорией и закрепляемых постоянной практикой, что давало ему возможность воспринимать эти тексты гораздо полнее, нежели представителям современной науки, следующим иным концептуальным установкам и обращающимся со своим здоровьем весьма своеобразно.

ЛИТЕРАТУРА.

  1. Хуан-Ди ней-цзин. Трактат Жёлтого Императора о внутреннем. - М.: ЛМА, 1996.
  2. Нань-цзин. Трудные вопросы классической китайской медицины. - Л.: Аста-Пресс, 1991.
  3. Вогралик В. Г. Основы китайского лечебного метода чжень-цзю.- Горький: Кн. изд., 1961.
  4. Гаваа Лувсан. Традиционные и современные аспекты восточной рефлексотерапии. - М.: Наука, 1990.
  5. Ионичевский В. А. Критический анализ классических и современных представлений о точках "пяти первоэлементов" в системе точек акупунктуры. - Хабаровск: Препринт, 1984.
  6. Киричинский А. Р. Рефлекторная физиотерапия. - Киев: Госмедиздат УССР, 1959.
  7. Михайлов Н. В. Механизм лечебно-стимулирующего действия луча лазера на организм животных и повышение их продуктивности. - Казань: Изд. Казанского ун-та, 1985.
  8. Новинский Г. Д. с соавт. О новых приборах и методах нахождения китайских точек. - В кн.: Вопросы нейроэндокринной патологии и рефлексотерапии. Горький: Кн. изд., 1960.
  9. Овечкин А. М. Основы чжень-цзю терапии. - Саранск: Голос,1991.
  10. Подшибякин А. К. Об изменении электрических потенциалов во внутренних органах и в связанных с ними активных точках. - Физиол. журн. СССР. - 1955. - Т.41. - № 3. - С. 351 - 362.
  11. Портнов Ф. Г. Электропунктурная рефлексотерапия. - Рига: Зинатне, 1980.
  12. Русецкий И. И. Китайский метод лечебного иглоукалывания. - Казань: Таткнигоиздат, 1959.
  13. Табеева Д. М. Руководство по иглорефлексотерапии. - М.: Медицина, 1980.
  14. Тыкочинская Э. Д. Основы иглорефлексотерапии. - М.: Медицина, 1979.
  15. Шабанов А. Н., Сосунов А. А., Тельцов Л. П. Иннервация аурикулярных точек акупунктуры. - Морфология.- 1998. - Т.113.- №3.- С.130.
  16. Ким Бон Хан. Исследование о системе кенрак. - Пхеньян: Изд. лит-ры на ин. яз., 1964.
  17. Чжу Лянь. Руководство по современной чжень-цзю терапии. - С.-Петербург: Конста, 1992.
  18. Уоррен Ф. Медицинская акупунктура. - Киев: Вища школа, 1981.
  19. strongischko J. Einfuhrung in die Akupunktur. - Heidelstrongerg: Hang, 1970.
  20. strongorsarello J. strongiorithmologie experimentale et cotcordances aves certaines strongases de la tradition chinoise. - Meridiens. - 1973. - №21-22. - P. 65-85.
  21. strongossy J. strongases morphologiques et functionelles de l'analgesie acupuncturale. - Giorn. dell'acad. di Torino. - 1973. - V. 86. - P. 1-2.
  22. Cantoni G. Les projections centrales somato-viscerales et leurs relations aves l'acupuncture. - Meridiens, 1970. - № 11-12.
  23. Dumitrescu I. F. et al. Experimental theoretische Arstrongeit ustronger die strongioelektrischen Eigenschaften der aktiven Hautpunkte. - Dtsch. Z. Akup. - 1968. - strongd. 17.
  24. Fujita R. Meridian Phenomena. - Kanasawa, 1955.
  25. Fuye R. de la. Traite d'Acupuncture. - Paris, 1956.
  26. Goux H. Acupuncture. - Paris, 1955.
  27. Hu G. H. Neural strongasis of meridians and acupuncture points. - Am. j. acup. - 1975. - V. 3. - P. 129-132.
  28. Ishikawa T. The electrodermal points and cutaneo-visceral reflex. - Iagku'Shoin, 1962.
  29. Kellner G. strongau und Funktion der Haut. - Dtsch. Z. Acup. - 1966. - strongd. 15. - S. 1-31.
  30. Kracmar F. Die strongiophysikalische Grundlagen der Akupunktur. - Dtsch. Z. Akup. - 1962. - strongd. 11. - S. 131-139.
  31. Lastrongarstrongier A. Acupuncture pratique. - Paris, 1975.
  32. Lang W. Ustronger das Wesen der Meridiane in neurologischen Sicht. - In: Journ. Intern. congress acup. - Tokyo, 1965. - P. 230-238.
  33. Mann F. Acupuncture. - London, 1971.
  34. Mehlhardt W. Elektro-physicalische Grundkentnisse der Akupunkturpunkte. - Akupunktur. - 1975. - strongd. 2. - S. 51-65.
  35. Morant S. Precies de la vraie acupuncture chinoise. - Paris, 1955.
  36. Ngujen Van Quan. Acupuncture chinoise, pratique.- Paris,1930.
  37. Nistrongoyet J. E. H. La moindre resistanse a l'elektrisite de surfases punctiformes et de trajets cutanes concordants aves les point et meridiens strongases de i'acupuncture. - Jean, Gap., 1963.
  38. Nistrongoyet J. E. H., Mery A. Compte rendu de recherches experimentales sur les meridiens. - In: Actes des III Journ. Intern. d'Acupuncture, 1958. - P. 47-51.
  39. Rastrongischong P. et al. strongases experimentals de l'analgesie acupuncture. - Nouv. Presse med. - 1975. - V. 4. - P. 2021-2026.
  40. Shirota strong. Relation of the puncture of head and the touderness of strongody. - J. A. M. A. - 1966. - V. 16. - P. 20-25.
  41. Stiefvater E. W. Akupunktur als Neuraltherapie. - Ulm/Donau, 1956.
  42. Vernejoul P. et al. Approche isotopique de la visualisation des meridiens d'acupuncture. - Agressologie. - 1984. - V. 25. - № 10. - P. 1107-1111.