Странное обаяние эманации (часть-2).

Н.П.Аржанов.

По материалам журнала «Парафармацевтика» №4-5 (20), 2004г.

Догадывались ли медики век назад, что радиоактивность может быть не целебной, но опасной для здоровья? В эйфории от объявленных рекламой безграничными возможностей эманации мало кто из них обращал внимание на симптомы, появлявшиеся у больных после воздействия даже небольших доз. Осторожничали, по свидетельству Л.Б.Бертенсона («Радиоактивность в лечебных водах и грязях», 1914), лишь некоторые, да и то не слишком:


«У многих авторов упоминается о реакции, наблюдаемой при эманационном лечении. Она обнаруживается в начале лечения обострением болей в пораженных органах (в области нервов, в суставах и т.д.) и появлением болей там, где их раньше не было. Кроме того, реакция сказывается головокружением, бессонницей, разбитостью, ухудшением аппетита, умеренным повышением температуры.

Значение реакции в эманационной терапии еще точно не выяснено, и на нее смотрят весьма различно. Например, Kemen раннее появление и резкость реакции считает предвестником успеха лечения, а Gudzent, наоборот, указывает, что резкое проявление реакции - противопоказание для дальнейшего употребления эманации. Kionka обращает внимание на то, что нередко за реакцию принимают так называемые побочные явления. Не исключается и возможность идиосинкразии - известны случаи, что после однократного приема эманации наступали сердцебиение, недомогание и появлялся белок в моче.

П.Г.Мезерницкий смело назначает большие дозы, хотя и говорит, что «что могут быть индивидуумы, очень восприимчивые к эманации и реагирующие субъективными и даже объективными неприятными явлениями - альбуминурией, кровотечениями и др.».

На самом деле неприятные явления не только могут быть, но и нередко бывают, как это заявляют Kemen, Khaffl-Lenz, Marckwald, Orszag и др. авторы, предостерегающие от больших доз, которые приводят не только к неприятным, но и опасным явлениям».

Многие странности радиотерапии были следствием ошибок дозировки. С одной стороны, имеющиеся приборы для измерения радиоактивности (ионизационные электроскопы) были далеко не у всех, а их показания зависели от многих случайных обстоятельств. С другой стороны, сама эманация быстро теряла активность и вообще была трудноуловимой субстанцией без цвета и запаха. Л.Б.Бертенсон констатирует:

«Число единиц, которым выражают содержание эманации источника на месте его выхода из недр Земли и которое рекламируется лечебными заведениями, не определяет активности воды, служащей больному для ванн и для питья: количество эманации, получаемое лечащимся, всегда меньше, потому что вода предоставляется больному не у самого выхода источника, а на большем или меньшем расстоянии от него, и подвергается ряду влияний, обусловливающих утрату нередко весьма значительного количества эманации.

Вследствие быстроты распадения эманации воды, богатые содержанием этого газа, теряют радиоактивность. С этим обстоятельством, вызвавшим замечание Moureu, что «минеральная вода, если она сильно радиоактивна, у источника живет, а затем медленно умирает», необходимо считаться даже у бювета, не говоря уже о бутылочной воде, в которой сплошь и рядом эманации находятся лишь следы, или же вовсе ее не содержится.

Неоспоримая истина, что лечебные воды претерпевают изменения при наливе в бутылки и экспорте, и что искусственно нет возможности придавать водам физиико-химические свойства, какие они имеют в природе, получила значительное подкрепление в данных, касающихся радиоактивности - еще одно обстоятельство, которое должно внушать публике веру в преимущество лечения водами на месте, у источника. Вот почему для многих владетелей лечебных станций радиоактивность - заманчивый предлог для приписывания водам несуществующих достоинств».

Именно в силу своей незримости и неощутимости эманация была идеальным объектом для недобросовестной рекламы. Отечественный авторитет весьма скептически относился к почти всеобщей убежденности в том, что целебное действие минеральных вод обусловлено исключительно их радиоактивностью:

«Содержание радиоактивной эманации в воде было открыто в 1902 г. Sella и Pochettino. Независимо от них то же открытие (в минеральных источниках) сделали J.J.Thomson и Adams, а также F.Himstedt.

Так как бальнеологией с давних пор признавалось, что целебность вод зависит не от одних только изученных факторов (минеральные соли и газы, температура), но и от чего-то еще нераспознанного, то с новым открытием родилась уверенность, что в эманации найдено, наконец, это неизвестное, и что от эманации именно и зависит в значительной степени, если не в полной мере, действие лечебных вод. Эта уверенность еще более возросла, когда было найдено, что в некоторых химически безразличных источниках, издавна известных своими целебными свойствами, оказались более или менее значительные количества эманации - и такие воды сразу были возведены в радиоактивные par excellence. Такого мнения придерживается и г-жа M.Curie в своем сочинении о радиоактивности, но оно научно не подтвердилось.

Увлечение эманацией породило своего рода радиоактивную лихорадку: с одной стороны с необычайным рвением и поспешностью стали всюду искать радиоактивные источники и находить эманацию, а с другой - без удержу и чувства меры рекламировать существующие. Не только лечебное действие химически безразличных источников Гаштейна, Теплица и др., но и таких богатых минеральными составными частями, как Карлсбад, Виши, Крейцнах, вздумали объяснять одной радиоактивностью.

Аschoff высказывается категорично: «Ныне мы знаем, что минеральные источники содержат большие количества эманации, и что их лечебное действие, для которого еще недавно недоставало удовлетворительного объяснения, нужно считать зависящим от нее».

Loewenthal считает, что «т.к. воды Bad Gastein и Baden-Baden богаты эманацией и никаких других лечебных факторов не заключают, то здравый смысл заставляет признать, что специфическое действие их зависит только от радиоактивности».

На самом же деле ничто не дает основания утверждать, что между радиоактивностью вод и лечебным их действием существует прямое соотношение. Многие воды, целебное значение которых твердо установлено научным путем, содержат такие ничтожные количества эманации, что последней не приходится приписывать сколько-нибудь существенной роли в лечебном действии. Даже в таких водах, которые считаются сильно радиоактивными, эманации немного, а для достижения ясного радиоактивного действия требуются такие количества воды, какие желудком переноситься не могут».

Лев Бернардович был убежден, что радиоактивность большинства вод выдумана их владельцами, а иногда - «обнаружена» учеными, выполнявшими заказные исследования. То есть это просто «новое платье короля». Вот что он пишет в своей книге и серии статей в «Русском враче» за 1915 г.:

«Открытие в лечебных источниках эманации радия вызвало ретивое искание радиоактивных источников и лихорадочное стремление к обнаружению ее во всяких водах. Радиоактивные тела и их эманации чрезвычайно распространены в природе: они находятся в почвах, водах, атмосфере и ее осадках, в пресной и морской воде и в источниках как минеральных, так и химически безразличных. Неудивительно поэтому, что вожделения искателей были не бесплодны: эманация оказывалась налицо - не всегда в заслуживающем внимания количестве, но все-таки оказывалась. И пошла действовать реклама вовсю! Не только на всех курортах все источники стали объявлять радиоактивными, но и все экспортируемые лечебные и столовые воды стали провозглашать содержащими эманацию.

В Германии и Австрии в настоящее время уже почти нет сколько-нибудь известного источника, радиоактивность которого не была бы еще определена. Пробелы, по словам проф. Зоммера, обусловливаются тем обстоятельством, что ничтожное содержание эманации заставляет владельцев некоторых вод скрывать результаты исследования. Левенталь сообщает, что некоторые из курортных управлений отклонили предложения исследовать их источники на радиоактивность из опасения, что последняя окажется слабой!

До какой бесстыдной изобретательности доходят современные созидатели репутации вод, явствует из следующего примера. «La Gazette des Eaux» опубликовала письмо акционерного общества, эксплуатирующего однифранцузские воды, знаменитому химику, где предлагается (за приличный гонорар, конечно) «найти в предназначенной для употребления на месте лечебной воде сильную радиоактивность», дабы на основании научного анализа можно было бы пустить в ход не поддающуюся проверке рекламу».

Россия не отставала от остального мира: и владельцы вод, и «знаменитые химики» спешили навести рекламный туман:

«И у нас тоже (пример Запада заразителен!) стали эксплуатировать публику радиоактивностью лечебных и столовых вод. В газетах красуются объявления об одной лечебной воде, заменяющей якобы чуть не все европейские, и другой, очень ходкой, столовой, что они - радиоактивны. На самом же деле ни та, ни другая, как и всякая бутылочная вода, не имеют право на это название.

А вот врач, редактор специального журнала, опираясь на авторитет коллеги-специалиста, пишет: «Наш Нарзан, которому немного уступают источники Друскенинские и Железноводские - один из самых радиоактивных источников не только в России, но и в Западной Европе».

На самом же деле вода «Нарзан» содержит лишь 4,37 ед. Mache; из Друскенинских источников самый богатый эманацией («Наша») содержит 5,9, а из Железноводских тоже самый богатый Кегамовский источник содержит 16,06 ед. Как крохотны эти цифры по сравнению с Иоахимстальскими (2884 ед.) и Брамбаховскими (2270 ед.) водами!

Имеется некоторое сомнение относительно открытия П.Г.Мезерницким солей радия в целом ряде вод: в источниках Боржома, Ессентуков, Железноводска и Друскеник. Вода названных источников, сохранявшаяся в бутылках, якобы оказывалась радиоактивной и по истечении полугода; более того - радиоактивность возрождалась в ней после полного удаления эманации через две недели!»

Прежде, чем перейти к делам российским, два слова о главных зарубежных радиоактивных источниках. Вот их характеристика из книги Л.Б.Бертенсона:

«Иоахимсталь в Австрии - городок в Богемии, в 20 минутах от Карлсбада, в недрах которого находится урановая смолка, служащая для добычи радия, и радиоактивные источники с весьма богатым содержанием эманации. На террасе Рудных гор, на высоте 600 м над уровнем моря, расположен «Радиум Палас» - гостиница-лечебница на 400 больных, сооруженная в 1911 г. Она прекрасно устроена и снабжена приспособлениями для лечения эманацией - между прочим, эманаторием для одновременного пользования 25 человек. Кроме того, имеется частное лечебное заведение с радиоактивными ваннами».

«Брамбах в Саксонии, в округе Цвиккау - станция железнодорожной линии Берлин-Лейпциг. Главный источник Wettinquelle. Небольшие заведения для отпуска радиоактивных ванн. Превосходно оборудованный, снабженный электрической вентиляцией эманаторий на 20 человек. Радиоактивная вода источника Wettinquelle в полулитровых бутылках (с обозначением на этикетках времени налива) рассылается в местности, доставка в которые требует не более 4-5 дней железнодорожного пути».

И сегодня, вопреки радиофобии, Интернет полон рекламой этих же курортов. Иоахимсталь, где был расположен завод светящихся красок, из отходов которого супруги Кюри получили радий и Нобелевскую премию, переименован чехами в Яхимов. Но зазывают в «Радиум Палас» почти теми же словами, что и век назад:

«Яхимовские источники имеют высокое содержание необыкновенного газа - радона, обладают целебными свойствами и оказывают благоприятное воздействие при заболеваниях опорно-двигательного аппарата. Благодаря этому открытию и был основан новый курорт Яхимов, как первый и единственный в своем роде радоновый курорт в мире.

Уникальные свойства яхимовской радоновой воды наиболее эффективны при лечении заболеваний воспалительного происхождения, ревматических артритов, спондилеза, болезни Бехтерева, псориаза, состояния после воспалительных процессов в суставах, болезни спины, осложнений после травм, периферической нервной системы, невралгии, при проведении программ по снижению веса, восстановлению и охране интимной жизни, косметических операций» (www.triada-pride.ru/jachimov).

Нет в рекламе только слова «эманация», которое теперь перешло в ведение мистиков и буддистов. Интересны многозначительные толкования, даваемые ему там:

«Эманация исчезает сразу после исполнения своего предназначения Она не рождается на Земле, а создается для потребностей людей» и т.д.

Эманация исчезает, а страх остается людям. Странную двойственность ее интерпретации российским менталитетом превосходно отражает заметка из «МК»:

«На «блошиных» рядах хабаровского Центрального рынка, где старьевщики толкают по дешевке безделушки, нашлась фарфоровая шкатулочка - добротная, красивая, благостная. Ставит в тупик только надпись «Радиоактивный курорт Брамбах» на красочной крышечке, где изображено озеро и какое-то здание. Значит, безделушка - памятная вещица рекламного характера, которая вкупе с лучевой болезнью будет долгие годы напоминать отпускнику те времена, которые он провел в этом сказочном месте? Или этот предмет - баночка из-под какой-нибудь мази, выводящей из организма радионуклиды после отдыха на Брамбахе? Наиболее радикально настроенные сотрудники редакции предположили, что это фарфоровая урна для праха одного из отдохнувших на этом курорте, высланная родственникам подлечившегося».

Но это сегодняшняя, постчернобыльская реакция. Рассказ о том, как реагировали на странное обаяние эманации наши прадеды - в следующих частях ретросерии.

Сайт издательства журнала "Парафармацевтика" fbr.info